Михаил Ошеров: «В Израиле проще быть геем, чем гоем»


 


Интервью журналу "Патрон" (Рига).
Издательский дом Žurnalu izdevniecība Lilita
Сайт издательства: http://lilita.lv/en/our-magazines/?id=6

Текст: Ирена Полторак


Выкопать из могилы прабабушку, чтобы доказать свое еврейство… Отправиться на гауптвахту за бутерброд с колбасой… Получить дисквалификацию за участие в соревнованиях в праздник Йом Кипур… Все это будни Израиля 21 века. Как вышло, что страна, созданная социалистами и атеистами, превратилась в страну, где казенные раввины навязывают населению свои установки, где нерелигиозному человеку нельзя жениться, избежать кашрута и шаббата, где его после смерти обрежут без позволения родных? «Светский проект «Израиль» можно считать закрытым, - с горечью констатирует известный израильский политолог Михаил Ошеров. – При таких тенденциях в Израиле скоро будет невозможно жить. Эмиграция усилится. Последний израильтянин, вылетающий из аэропорта имени Бен-Гуриона, должен не забыть выключить свет».

+Запрет тебя найдет

-- В развитых странах о преимуществах одной религии над другой сегодня говорить просто неприлично. Но есть Израиль, где западная цивилизация сочетается с восточным всесилием церкви. Что это такое – жить в стране, где церковь не отделена от государства, Михаил?

-- Это значит, что будь ты хоть трижды атеистом, тебе не избежать соблюдения ряда религиозных заповедей. К этому тебя принудит государство. Взять спорт – какое отношение он имеет к религии? Однако израильским спортсменам запрещено участвовать в соревнованиях в иудейские праздники. Шесть лет назад теннисистка Яэль Эльбаг рискнула выступить в Йом Кипур. Это один из самых важных праздников иудаизма, когда в Израиле останавливаются заводы, закрываются все заведения, отключаются каналы израильского телевидения, не работает общественный транспорт и даже аэропорт. Но Эльбаг-то была в Чехии, куда поехала за свой счет, и играла, сидя в инвалидной коляске: она наполовину парализована. Тем не менее, израильская Федерация инвалидного спорта дисквалифицировала ее на два года за «неуважение к государству». Неудивительно: деньги спортивным федерациям дает министерство культуры и спорта, а его обычно возглавляют люди, для которых ценности иудаизма превыше всего.

-- Ну, а если взять обычного нерелигиозного человека, не спортсмена? Его как-то затрагивают установки государственной религии?

-- Вы, конечно, знаете о такой важной части иудаизма, как кашрут. Это огромный свод норм и правил, установленных Талмудом и Торой и касающихся всех видов деятельности иудея, включая выращивание, обработку и приготовление пищи. Так вот, в любых государственных учреждениях, от школы до армии и больницы, пища – только кошерная. Хотя в той же армии служат не только евреи, но и друзы, христиане и представители разных национальностей. Года четыре назад был случай, когда солдат, вернувшись из увольнения, съел бутерброд, положенный ему заботливой бабушкой. А бутерброд – это запрещенное кашрутом сочетание мясного и молочного: масло и колбаса, не говоря то том, что колбаса – свиная. За это солдату дали 11 суток военной тюрьмы. Пикантность ситуации в том, что он был гражданином США, приехавшим послужить в израильской армии добровольно, по зову души.

-- Вспоминается рассказ бывшего израильтянина Равида Гора – как на сборах резервистов повар отлучился, и огонь под котлом с едой зажег его помощник-друз. Криминал в том, что огонь, по кашруту, зажигает только иудей. Сразу нашлись стукачи, позвонили армейскому раввину, по его указке вылили еду на землю и запретили остальным прикасаться к посуде. В итоге несколько суток резервистам пришлось питаться консервами, пока не приехали священники, не провели обряды и не очистили оскверненные посуду и очаг.

-- Ну, вот видите! Хотите вы того или нет, но иудейские установки вас затронут – так устроено государство, которое содержит на казенной зарплате огромный штат раввинов. Если вы собираетесь открыть магазин или кафе, то должны идти к раввинам за лицензией, что ваше заведение соответствует правилам кашрута. Выдача лицензий – их стабильный и сверхприбыльный бизнес, причем сфера торговых наименований, на которые они ставят печать кошерности, неуклонно расширяется. Это уже не только продукты питания. Я видел фотографии, что в магазинах уже появились кошерная косметика и даже кошерные средства для мытья полов.

-- Тора еще две тысячи лет назад сформулировала требования к бытовой химии? Сильно!

-- Тора ведь непрерывно толкуется, чтобы религиозные установки и запреты могли заполнить в Израиле все сферы быта. Раввинам отданы на откуп самые важные вопросы – браки, разводы, похороны. Но им мало, они хотят тотального контроля над гражданами. Вот свежий указ министерства здравоохранения: запретить в больницах всю неделю, пока длится праздник Песах, приносить хамец – квасные продукты.

-- Квасное – это то, что содержит закваску?

-- Да, и, в первую очередь, это хлеб. Перед Песахом все мусорные контейнеры в Израиле переполнены выброшенным хлебом. Мне, как коренному ленинградцу, видеть это больно. Но для иудеев это торжественный ритуал: накануне Песаха обойти дом и выкинуть, а еще лучше – сжечь хлеб и другие запретные продукты. Это действо воссоздает легенду об исходе из Египта, когда евреи так спешно покидали страну, что не могли подождать, пока взойдет тесто в кадушках. Традиция – иудейская, а соблюдают ее поневоле все, поскольку в течение недели ни хлеба, ни макарон не купить. Заходишь в магазин, а треть полок пустая и еще треть стыдливо занавешена брезентом.

-- Но как можно запретить хлеб пациентам, которые должны полноценно питаться, чтобы выздороветь?

-- В штате министерства здравоохранения Израиля есть раввин, следящий за соблюдением религиозных заповедей. Он уже пригрозил больницам, что лишит их сертификата о кошерности, без которого те работать не смогут. Крупные больницы еще держатся, но я не сомневаюсь, что раввины это решение продавят. Число ортодоксальных евреев в Израиле растет, а они – ярые приверженцы самых строгих религиозных запретов.

+Тест на еврейство

-- Вы сказали, что раввинам отдан на откуп брак. А если люди не религиозны и не хотят сочетаться браком в синагоге?

-- Если вы находитесь в Израиле и не религиозны, то это ваша большая проблема. Гражданских браков в нашей стране нет, муниципальные службы этим не занимаются. Брак заключается только в церкви. Поэтому Израиль – единственное государство в мире, граждане которого вынуждены уезжать заграницу, чтобы пожениться или выйти замуж.

-- Но это дорого и неудобно. Очевидно, часть израильтян наступают себе на горло и временно, на момент свадьбы, прикидываются религиозными?

-- Все намного сложнее. Чтобы израильские раввины вас поженили, жениху и невесте надо доказать свое еврейство, либо свою принадлежность к иудаизму. Казалось бы, с национальностью – чего проще: вот мои документы, вот в нужной графе слово «еврей». Но эта простая процедура нередко оборачивается унизительным допросом и отказом. Особенно когда речь идет об эмигрантах из бывшего СССР. Есть цифры – ежегодно раввины вычеркивают из числа евреев около 5 тысяч человек. То есть, люди приезжают в Израиль, считая себя евреями, а раввины отнимают у них национальность. Самый свежий случай был в апреле: эмигрант, переехавший в Израиль с мамой и сестрой, решил жениться. Но раввины сказали – что-то ваша бабушка слишком поздно родила вашу маму, а не были ли в вашем роду приемные дети? И предложили ему сделать тест ДНК, причем начать с прабабушки, выкопав ее из могилы в Грузии, чтобы получить ее биологический материал. Человек был в шоке. Чтобы жениться, ему пришлось уехать за пределы страны. Раввины же, радостно встрепенувшись, тут же вычеркнули из евреев и его самого, и его сестру, и их мать.

-- Но ведь евреи – народ, рассеянный по миру, они не могли не смешиваться с другими народами. Возьмите шведского еврея и бухарского еврея – они же по виду резко отличаются. Не зря в Израиле национальность определяют по матери, а отец может принадлежать к любой другой. Какой тут возможен «еврейский ДНК»?

-- А вот израильские генетики постарались и выделили его. В 2017 году они разработали генетический тест на еврейство, позволяющий определить митохондриальную ДНК, которая передается именно по материнской линии. Раввины курировали этот проект.

-- Вам не кажется, что тут тянет нацистским душком? Тест на еврейский ДНК – это как черепа измерять, выявляя правильные арийские и неправильные все остальные...

-- Кажется, и не мне одному. Есть несколько ученых, которые ставят эту методику под сомнение. Есть отдельные политики, выступающие против такого теста. Есть горстка юристов, которые задаются вопросом, как еврейский народ тысячелетиями выживал без подобных проверок, и вообще – а пройдут ли ДНК-тест сами религиозные судьи, посылающие на него эмигрантов. Но их протесты ни на что не влияют.

У эмигрантов есть и другой способ стать «своими» для израильских раввинов. Надо пройти гиюр: обращение в иудаизм. Придется долго ходить на курсы изучения Торы, зубрить религиозные тексты, соблюдать все заповеди и запреты, быть под постоянным наблюдением раввинов. Мужчины, если ранее не были обрезаны, должны подвергнуться обрезанию. И где-то через полтора-два года можно сдать экзамен по основам иудаизма, чтобы получить заветную «корочку». Разумеется, услуги платные. Выдача сертификатов о прохождении гиюра - такой же супердоходный бизнес раввинов, как и выдача лицензий, связанных с кашрутом.

-- А правда, что если ты не обрезан в Израиле при жизни, тебя обрежут после смерти?

-- Да. Есть такая шутка: согласно учению сионизма, еврей должен жить только в Израиле, а, согласно канонам иудаизма, еврей должен умереть только в Израиле. В Израиле нет частных похоронных бюро, тут всем ведает религиозная организация «Хевра кадиша», чьи отделения находятся при каждой больнице. Избежать попадания тела в их руки невозможно, и они подготовят его для погребения по всем правилам иудаизма. Необрезанных мужчин они обрезают. Вас изумляет эта бесцеремонность? Но это ерунда, по сравнению со многими другими аспектами практикующего иудаизма.

Вы знаете, что по Галахе – своду иудейских законов, вытекающих из Талмуда и Торы, убийство еврея – очень тяжелое преступление, а убийство нееврея – нет? Спасение еврея – святое дело, ради этого можно даже нарушить запреты субботы. А вот спасение нееврея – дело ненужное даже в будни. Убивать нееврея напрямую запрещено, но способствовать его смерти можно: например, вытащив лестницу из ямы, в которую нееврей упал. Обманывать и обвешивать еврея категорически запрещено, а нееврея – можно. Если еврей нашел вещь, потерянную евреем, он должен сделать все, чтобы ее вернуть, но если вещь принадлежит нееврею, ее предписано присвоить. Подарки неевреям делать запрещено, исключение – если дар делается не искренне, а с прицелом на выгоду.

-- Слушайте, но ведь этот свод чудовищных древних законов вряд ли совпадает с современным уголовным кодексом Израиля.

-- Нет, не совпадает. Но, во-первых, он оказывает мощнейшее воздействие на умы религиозных иудеев, которые все это учат, и которые каждое утро начинают с благодарности Всевышнему за то, что не сотворил их неевреями. А, во-вторых, есть и юридические последствия. Я уже сказал, что брак и развод в Израиле возможны только через суд раввинов. Допустим, речь идет о признании супружеской измены как повода для развода. И кто-то из супругов приводит в подтверждение своих слов свидетеля. Так вот, если это нееврей, то его и слушать раввинском суде не станут. Согласно канонам иудаизма, все неевреи рассматриваются как прирожденные лгуны.

+Куда вода не течет

-- Как вы в Израиль попали? Чувствуется, что он стал вашим большим разочарованием.

-- Нет, он не стал моим разочарованием, поскольку я им никогда не очаровывался. Из своих 55 лет я благополучно прожил 46 лет в Ленинграде, теперь – Санкт-Петербурге. У меня два высших образования, я физик – специалист в физике полупроводников, и финансист. В советское время занимался наукой, а после перестройки работал на рынке ценных бумаг, на товарно-фондовой бирже, в коммерческих банках, гендиректором инвестиционной компании. Являлся экспертом Законодательного собрания Санкт-Петербурга. Писал книги, преподавал и никуда уезжать из России не собирался.

Но в 2009 году моя жена заболела тяжелым онкологическим заболеванием. Российские врачи ничего предложить не могли, там бы ей оставалось жить полгода-год. А израильская медицина обещала растянуть этот срок на пять-семь лет. Мы бросили все и переехали. Так в возрасте 46 лет я оказался в чужой стране, без работы, без знания языка, с больной женой на руках.

-- Как же вы выживали?

-- Обычно мигранты, приехавшие в Израиль, сначала садятся на пособие: государство полгода выплачивает на семью «корзину абсорбции», помогающую как-то продержаться. Однако, поскольку жена для лечения приехала в Израиль первая, к моему приезду эта корзина была уже израсходована. И я сразу пошел рабочим в продуктовый магазин, раскладывать товары на полках и по холодильникам. Просил только отправить меня в коллектив, где никто не говорит по-русски. И меня определили в магазин в городе Бней-Брак, средоточии ортодоксальных евреев.

Работать было тяжело – на иврите я не знал ни слова. После работы шел в ульпан – языковые курсы для иностранцев, где сначала тоже ничего не понимал. Но я специально поставил себя в стрессовые условия, заполнив ивритом сутки до отказа. По дороге на работу слушал диалоги из разговорника, дома смотрел местные футбольные репортажи. И вскоре с чудовищными ошибками, с жутким акцентом, но – заговорил. А через полгода смог уже на иврите подтвердить свои водительские права и перешел на новую работу. Я стал водителем грузовика, развозящего товары по оккупированным территориям.

-- Тут стоит напомнить читателям, что Израиль соседствует с Палестиной. Однако это признанное ООН государство существует только юридически, в документах. А на деле – его нет, потому что Израиль не дает палестинцам его создать. В итоге на протяжении многих лет палестинцы живут в двух анклавах, двух отдельных, далеко отстоящих друг от друга территориях: секторе Газа, который находится на границе с Египтом, и на Западном берегу реки Иордан, который находится на границе с Иорданией.

-- Напоминать – так напоминать. Сектор Газа – это узкая полоска земли на берегу Средиземного моря, протяженностью в 40 километров и шириной в 5 километров. И это самый большой концлагерь в истории человечества, потому что Израиль окружил 2 миллиона его жителей колючей проволокой, никого туда не пускает и оттуда не выпускает, блокируя эту территорию с суши, моря и воздуха.

А Западный берег реки Иордан – иное дело. Эту территорию Израиль не блокировал, а наоборот оккупировал. Там на каждом шагу израильская армия и военная полиция. Вот по этим оккупированным палестинским землям я на грузовике и колесил. То, что пришлось увидеть, повергло в шок. Я видел, как израильские солдаты ставили на колени палестинцев со связанными руками и завязанными глазами. И как еврейские подростки, ученики ешивы, религиозной школы, закидывали камнями арабские автомобили.

-- А откуда на палестинской территории взялись ученики ешивы?

-- Там же арабские города и деревушки стоят вперемежку с незаконными поселениями израильтян. Перекресток, где устроили засаду еврейские подростки, был на дороге, ведущей из Калькилии в Наблус. Другой дороги в город нет, и арабские машины не могли изменить маршрут. Группа мальчишек 13-15 лет, в сюртуках, шляпах и с пейсами кидалась камнями, целясь по стеклам, неподалеку находился блокпост израильской военной полиции, но она не реагировала на выходки юных националистов.

-- Но арабы тоже много чего ужасного творят в отношении израильтян: взрывы, террористы-смертники…

-- Да, но ведь не они первые начали. Это уже их ответная реакция на тот произвол, который вершат израильтяне на их земле. Я видел, например, как палестинцы тащат на осликах в свои деревни бидоны с водой. Заинтересовался – почему. Оказалось: израильская военная администрация запрещает им иметь водопровод! Международные организации под эгидой ООН периодически выделяют деньги, позволяющие палестинцам провести в свои деревни воду, электричество, построить дороги и школы. Но каждый раз после этого является израильская армия и трубы – выкапывает, генераторы, провода и опоры – крушит, дороги и школы – равняет бульдозерами. Самая свежая история была в феврале, когда арабы на европейские деньги построили водопровод, снабжающий водой 12 пастушеских деревень. Но пришли израильские солдаты и все уничтожили. Теперь арабам опять приходится закупать воду и везти ее за тридевять земель.

-- Но зачем израильтяне это делают?

-- Чтоб арабы не забывали, кто тут хозяин. Чтобы максимально ухудшить их жизнь. Чтобы выжить их с этих территорий. Ведь выгнали же евреи всех жителей арабских деревень и уничтожили сами деревни там, где сегодня стоят Тель-Авив и его пригороды, Хайфа и ее пригороды. Знаменитый израильский курорт Нетания находится на месте арабской деревни Умм Халед. Другой наш средиземноморский город – Ашкелон – стоит на месте арабского города Маджаль. Его население насильно переселили в Сектор Газа. То, что сегодня называется городом Бейт-Шеан, еще век назад было арабским городом Бейсан. Мы можем пройтись по всей карте Израиля – и всюду будут маячить тени разрушенных арабских городов и лишенных своих домов людей. Ведь сионисты, сто лет назад задумавшие построить тут свое государство, не на пустое место явились. Начиная с 7 века, здесь жили арабы. Даже когда в 16 веке эту землю завоевали турки, Османская империя не стала создавать турецкие поселения, не поменяла демографический состав покоренной области, а просто управляла территорией. С 6 века до начала 20 века население Палестины оставалось почти полностью арабским, что подтверждается переписями турецкой администрации.

В 1919 году, после военных поражений турок от англичан, Лига Наций передала мандат на управление Палестиной Великобритании. Вот тут и начался все увеличивающийся вал еврейских переселенцев. Они вели себя нагло и агрессивно, развязав со временем войну и террор не только против арабского населения, но и против английской администрации. В итоге к 1946 году Великобритания дрогнула, заявила, что не хочет больше управлять Палестиной – пускай эту проблему решает ООН. И уже через два года евреи выгнали из домов больше полумиллиона арабов, расчищая себе территорию под государство Израиль. Если до 1948 года в руках еврейской общины находилось менее 10 % земель подмандатной Палестины, то сегодня 93 % всей земли находится в руках еврейского государства Израиль. Ради этого евреями в 1947–1967 годах было разрушено 11 арабских городов и 450 арабских деревень.

Но Израилю мало. Он откусил кусок у Сирии – Голанские высоты. Он оккупировал палестинский Западный берег реки Иордан. И продолжает опробованную за сто лет тактику: строит на чужой земле еврейские поселения, с расчетом, что арабские территории в очередной раз съежатся, а израильские – расширятся.

+Доктора наук с метлой

-- Еврейские поселенцы, которые селятся на оккупированной земле, что это за люди? Кристальные патриоты? Там ведь, насколько я понимаю, не цветущий рай, а атмосфера ненависти и постоянная боевая готовность.

-- Там не просто не цветущий рай – там делать нечего. Работы нет, и еврейские поселенцы вынуждены ездить каждый день на работу в израильские города. Вот я на своем грузовике вез продукты в магазины поселенцев на Западный берег реки Иордан, а навстречу мне сами поселенцы ехали на сотнях легковых машин в Израиль. В поселениях невозможно открыть какие-то производства, поскольку их изделия будут бойкотировать все страны. В поселениях люди живут с одной целью – насолить арабам. И заставить весь мир поверить, что это теперь еврейская земля.

-- И сколько таких «назло бабушке отморожу уши» набирается?

-- По свежим подсчетам, свыше 300 тысяч человек. Поселенцы делятся на три категории. Есть ортодоксы – соблюдающие все заповеди иудеи: из таких состоит поселение Иммануэль. Есть «вязаные кипы» - это сионисты, которые не так религиозны, их вера – истовое желание, чтобы все евреи мира вернулись в Израиль. И третья категория – русскоязычные эмигранты. Именно они, например, составляют основу города Ариэль в самом центре оккупированных территорий, куда надо ехать по дороге, закованной в высокие бетонные стены с колючей проволокой, чтобы не получить от благодарных палестинцев коктейль Молотова под колеса.

-- Ортодоксы – понимаю, сионисты – понимаю, но русскоязычные что там делают?

-- Рванули туда за дешевой жизнью. Это ведь у палестинских арабов нет ни воды, ни электричества. А в еврейских поселениях Палестины воды – хоть залейся, электричества – хоть сутками жги. И все за копейки: для поселенцев сделаны суперльготные тарифы. Дом, земля и коммунальные услуги в поселениях стоят намного дешевле, чем в Израиле. Это сделано искусственно, на самом деле их себестоимость очень высока. Но Израиль готов финансировать, поскольку это вопрос его захватнических аппетитов. Характерный момент: граждане Израиля, живущие за рубежом, не могут голосовать: с точки зрения сионистов, это почти предатели. Но поселенцам Израиль привозит урны на оккупированные территории: они уже не предатели, а герои.

Служба на оккупированных территориях калечит души израильских солдат: они возвращаются убийцами. Они там привыкают стрелять в пленных, терроризировать мирных жителей. И общество это всецело одобряет.

-- Сколько вы продержались на этой странной работе?

-- Полгода, а потом смог получить работу по настоящей своей специальности – физике. Меня приняли в лабораторию в Ариэле. Работа была интересная, а вот атмосфера – нет, поскольку там были русскоязычные сотрудники, которые откровенно мне завидовали. Они занимались рутинным делом, выращивали кристаллы, а я имел возможность заниматься научными исследованиями. И однажды они на меня настучали. Прочитали в Живом Журнале мои критические заметки об Израиле, не поленились перевести их на иврит и положили руководству на стол. Замдиректора сказал: извини, но твоя политическая позиция заставляет нас расстаться. Я не слишком расстроился: из городка под Тель-Авивом, где я живу, на поездки на работу приходилось каждый день тратить три часа. Месяца не прошло – я нашел новую работу: в сфере финансов. Сейчас я учусь на курсах для получения лицензии налогового консультанта и работаю в различных израильских фирмах. Это офис, кондиционер, приличная зарплата и возможность не бояться завтрашнего дня. Как боятся его многие русскоязычные эмигранты, обнаружившие, что в Израиле они никому не нужны. Доктора наук, подметающие улицы в Тель-Авиве, – будни 90-х годов. Тогда сюда разом явился миллион человек, из которого две трети – с высшим образованием. А в Израиле лишь треть израильтян имела такие дипломы, а ведь это огромные преимущества при получении работы. Местные увидели в приезжих угрозу. Градус ненависти к русскоязычным зашкаливал.

-- Тогда зачем было заманивать этих людей? Яков Кедми, экс-глава службы «Натив», рассказал в своей книге, как обманул евреев с постсоветского пространства, что США их больше не принимают, чтобы завернуть миллионный поток именно в Израиль.

-- Потому что Израиль нуждался в дешевых рабочих руках. Очень многое, из того, что вы видите сегодня в Израиле, - дома, дороги, вся сфера хайтека – создано эмигрантами из бывшего СССР. Но, поскольку конкуренты на хорошо оплачиваемые должности израильтянам были не нужны, они, несмотря на острую нехватку специалистов, протащили закон, по которому дипломы СССР и РФ в Израиле не признавались. Хотя дипломы США, Канады, Британии, Австралии, Новой Зеландии не требовали подтверждения. Я в силу своей работы много общался с русскоязычными эмигрантами. Был среди моих клиентов кандидат технических наук из Владивостока, подметавший лестницы. Был доктор психологических наук, который по 16 часов в сутки занимался уборкой квартир. Или вот поступили мне документы молодой семьи, оба врачи из России. Смотрю их места работы: уборка, уборка, потом жена нашла место сиделки, потом пошла на двухгодичные курсы медсестер… Но это люди с высшим образованием! Они врачами должны работать. Не могут: надо сдавать заново все экзамены на иврите. При этом я лично знаю американского врача, который здесь работает в больнице, не говоря на иврите ни слова. Он – начальник группы по визуализации, которая сканирует пораженные внутренние органы перед операцией. Должен уметь читать историю болезни, направление, результаты сканирования. Не умеет! Что не мешает ему получать отличную зарплату.

И вот такое ужасное отношение – только к евреям из России. К эмигрантам из других стран Израиль относится намного лучше. Эфиопы тут имеют квоты на хорошую работу в госучреждениях. Израиль при покупке эфиопом квартиры оплачивает 80 % ее стоимости, это огромное подспорье при местных ценах! Или вот американские евреи – для них тут разработана отдельная программа со своими льготами. Небольшие дополнительные льготы приняты сейчас и для эмигрантов из Украины. И только эмигранты из России – в положении бедных родственников. Сегодня эти люди выходят на пенсию без пенсионных накоплений. Пособие по старости меньше платы за аренду квартиры. Огромное количество проблем у этих бедолаг, которые попались на удочку сионистской пропаганды. Но – вот же загадки человеческой психологии: в своих бедах они винят не себя, идиотов, рванувших с родины, и не Израиль, а Россию.

+Дарвин не пройдет

-- Правда, что в Израиле в ряде городов есть кварталы, куда туристам, а особенно – туристкам, лучше не заглядывать – могут и побить каменьями?

-- Да, это кварталы, где живут ортодоксальные иудеи. У них свои порядки: мужчины ходят по одной стороне улицы, женщины – по другой. И не дай бог там появиться легко одетым туристкам, можно получить и толчок, и плевок в лицо, и камень в спину.

С каждым годом этих ортодоксов становится все больше и их влияние распространяется все шире. В междугородних автобусах я все чаще вижу, как пассажиры рассаживаются по заветам раввинов: мужчины спереди, женщины – только сзади. Ибо, по канонам иудаизма, женщина не должна мелькать перед глазами и соблазнять своим видом правоверного иудея. По этой же причине я все чаще вижу плакаты на улицах, где лица женщин замазаны краской. Вот у нас расклеивались перед выборами плакаты партии «Мерец», где лидер – женщина, Тамар Зандберг. Так иудеи эти плакаты срывали, закрашивали. В религиозном Бней-Браке право вешать эти плакаты пришлось пробивать через суд.

-- Так и до паранджи недалеко.

-- Есть ортодоксальные иудейские секты, где женщины одеты как мусульманки. Проблема в том, что ортодоксы ведут тихую экспансию. Сначала несколько семей появляются в каком-то квартале, прошло пару лет, глядишь – а уже весь квартал ими занят, вскоре они требуют себе синагогу, а там уже и весь город их. Так произошло с городами Ашдод и Арад. Я сам живу рядом с Тель-Авивом в Рамат-Гане. И вижу, как сюда все больше перебираются на местожительство из ближнего Бней-Брака религиозные евреи. Соответственно, атмосфера разительно меняется. Еще лет восемь назад нерелигиозные люди могли сидеть в шаббат в кафе, посещать магазины. Сейчас почти все закрыто, никуда не пойти.

-- А почему ортодоксов становится все больше?

-- Потому что Израиль создал им такие изумительные условия. Под предлогом того, что ты усиленно изучаешь Тору, можно не работать и сидеть на государственном пособии хоть всю жизнь. Ортодоксальные семьи получают три категории пособия – пособие ученикам ешив, это большие деньги, и есть еще два вида пособий, которые не облагаются налогами – это пособие на детей, а их у ортодоксов по 6-8 человек, и пособие на съем квартиры. Причем это не та жалкая подачка, которую получают на съем квартиры израильские пенсионеры – по 100 шекелей в месяц, а это пособие, почти полностью покрывающее стоимость аренды жилья. В среднем, на ортодоксальную семью получается 17-20 тысяч шекелей в месяц, что позволяет им жить нормально и бить баклуши дальше. Это больше, чем зарабатывает честно работающая семья, поскольку средняя зарплата по Израилю 9 тысяч шекелей, а жена обычно устраивается на полставки, чтобы успевать смотреть за детьми.

Благодаря такой политике государства, в израильских школах сегодня в начальных классах больше половины школьников – дети из ортодоксальных семей. Чтобы не раздражать их родителей, эволюционная теория Дарвина исключена из обязательной школьной программы. Вместо точных наук там все больше времени отводится основам иудаизма. Неудивительно, что на международных олимпиадах израильские школьники занимают последние места.

-- Но ведь ортодоксов в Израиле – не больше 15 процентов!

-- Да, и в Кнессете их партии взяли 15 мандатов из 120. Но что характерно: вот уже который год в израильской политике голоса ортодоксальных евреев являются решающими. Без союза с ними ни одна партия не может прийти к власти. Ортодоксы – всегда следующая политическая сила после двух самых крупных израильских партий. Их мощь в дисциплине. Если электорат любых других партий – подвижная, перебегающая туда-сюда масса, способная при хорошей погоде вместо выборов отправиться на пляж, то ортодоксы всегда являются на выборы в полном составе, катя перед собой инвалидные коляски с престарелыми родственниками, и голосуют ровно так, как им раввин сказал. Ну и новых избирателей себе на смену они рожают в геометрической прогрессии. Потому и ощущают себя хозяевами в современном Израиле. Вы спрашивали, могут ли в ортодоксальных кварталах побить камнями туристок. Да там солдат израильской армии периодически избивают! Всякий раз, как солдаты пытаются забрать из религиозных кварталов юношу призывного возраста, налетает туча одинаковых людей, одетых по моде амстердамской Алмазной биржи 17 века, в черных сюртуках и черных шляпах – и с воплями его отбивает. Ортодоксы не желают ни служить, ни работать, они заняты более важным делом – возносят за Израиль молитвы. Проблема в том, что лет через десять этих социальных паразитов будет больше, чем налогоплательщиков, на чьих шеях они сидят. Что тогда – непонятно.

+Такие скрепы

-- Но как вышло, что государство, которое строили социалисты и атеисты, превратилось в страну, где правила диктуют раввины?

-- Сионисты сами заложили эту бомбу при создании Израиля. Да, первые еврейские поселения строились руками социалистов – рабочие организации, профсоюзы, сельскохозяйственные коллективные поселения – киббуцы и мошавы. Люди, которые стояли у истоков идеологии сионизма, были просвещенные нерелигиозные евреи из Европы: политики, банкиры, журналисты. Но имелась проблема: европейские евреи пришли не на пустое место. Тут уже на протяжении последних полутора тысяч лет обитали арабы. Сионистам надо было обосновать свое исключительное право на эту землю.

-- Аргумент – «знаете, мы тут жили две тысячи лет назад, еще до новой эры» и впрямь не звучит убедительно.

-- Вот именно. С точки зрения справедливости, никакого исключительного права у них нет. Поэтому сионисты оперлись не на справедливость, а на иудаизм. Почему мы здесь? Почему имеем право изгонять арабов из их домов? Почему можем разрушать чужие города и строить на их месте свои? Да потому что сам Господь дал эту землю Аврааму и его потомкам! Вот, почитайте, братья-евреи, в Ветхом Завете так и написано.

Бен-Гурион, первый премьер-министр Израиля, не был религиозным. Но именно он заключил соглашение с раввинами, по которому 400 учеников религиозной школы будут учиться, а остальные евреи будут их содержать. Иудаизм – оправдание сионизма, оправдание исключительного права евреев на эту землю. Только на нем вся идеология Израиля и держится. А на чем еще ей держаться? У израильтян, кроме иудаизма, ничего общего нет.

-- А язык?

-- А язык – второе оружие сионистов после иудаизма. Вы не задумывались – зачем сионисты сто лет назад взялись воссоздавать мертвый язык – иврит, если имелся живой и прекрасно функционирующий идиш? А причина вот в чем. В начале 20 века, когда проект государства Израиль еще только маячил в умах сионистов, все евреи мира делились на две общины. Это европейские евреи – ашкеназы, которые жили по всей Европе и говорили на идиш. И восточные евреи – сефарды, которые жили в арабских странах и странах Средиземноморья и говорили на тамошних языках.

Сионизм был идеей европейских евреев. Восточным евреям это было не нужно, они прекрасно в восточных странах себя чувствовали и никуда переселяться не собирались. Поэтому первые поселенцы были только из Европы и говорили на идиш. Все люди, подписавшие декларацию независимости Израиля, говорили на идиш. И 90 % из них знали русский язык, поскольку родились на территории царской России. Известная шутка того времени, что сионизм – это когда немецкие евреи на американские и английские деньги посылают в Палестину евреев из Польши и России.

Но со временем выяснилось, что далеко не все европейские евреи готовы переезжать в Палестину – климат непривычный, пейзаж чужой. Кем заселять будущий Израиль? Тогда сионисты обратили внимание на восточных евреев: для тех пейзаж и климат были родными. Но на каком языке смогут понимать друг друга западные и восточные евреи? Какой язык их может объединить? Уж точно не идиш, основанный на немецком языке с вкраплениями славянских выражений. И тогда было принято политическое решение – возродить иврит, мертвый язык, который знали только раввины. Конечно, пришлось придумать много новых слов, но сионисты справились. Так мертвый язык стал живым.

Внедряли его жестко, параллельно выкорчевывая идиш. Запрещалось на идише говорить, читать и писать, выпускать газеты на идиш, держать книги на идиш. Так в Израиле был убит язык европейских евреев – а вместе с ним убили и память еврейского народа, ведь основная его история – отнюдь не то, что происходило больше двух тысяч лет назад. История евреев – это, в первую очередь, их вклад в строительство просвещенной Европы, в ее науку и культуру. Это сделали именно светские евреи, вышедшие из гетто, порвавшие с иудаизмом: Альберт Эйнштейн, Карл Маркс, Давид Рикардо, Генрих Гейне, Франц Кафка и тысячи других талантливых, выдающихся людей.

Сионисты от них фактически отмежевались. Не зря они не оставили камня на камне от своих немецких, польских, русских, английских и прочих европейских фамилий. Разрывая корни с Европой, они себе фамилии поменяли, чтобы те были в духе иврита. Бен-Гурион – он ведь Грин на самом деле. Настоящая фамилия Моше Даяна – Китайгородский. Или нынешний премьер-министр Израиля – его истинная фамилия Милейковский, а фамилию Нетаньяху его папа взял себе в пароксизме сионизма. Да и тот же Яков Кедми – на самом деле он Казаков.

Почему в Израиле государственная религия? Да потому что иудаизм – его иделология. Никаких других «духовных скреп», объясняющих, для чего Израиль построен и к каким светлым целям он идет, у властей нет. Не будет религии – не будет обоснования, что тут делают израильтяне и почему притесняют арабов. Вот почему государство Израиль охотно берет на содержание и раввинов,

 
Рассылка
Адрес эл.почты

 




Все права защищены © 2016
???????@Mail.ru